Обобщение судебно-арбитражной практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Поволжского округа споров, связанных с применением Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»

Утверждено
постановлением Президиума
Федерального арбитражного суда
Поволжского округа от 04.06.2010

Обобщение
судебно-арбитражной практики рассмотрения
Федеральным арбитражным судом Поволжского округа споров,
связанных с применением Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ
«Об исполнительном производстве»

В соответствии с планом работы Федерального арбитражного суда Поволжского округа на первое полугодие 2010 года изучена и проанализирована практика рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве, Закон), в целях выявления правоприменительных проблем и спорных вопросов, возникающих при рассмотрении дел данной категории, а также выработки единых подходов к их разрешению.

02 октября 2007 года был принят Закон об исполнительном производстве, вступивший в силу с 01 февраля 2008 года. В соответствии со статьей 129 Закона об исполнительном производстве со дня вступления его в силу признан утратившим силу Федеральный закон от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Закон об исполнительном производстве содержит ряд серьезных изменений действующего порядка принудительного исполнения судебных и иных актов. Характеризуя данный Закон в целом, следует отметить, что он направлен на повышение эффективности исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных органов при наибольшем обеспечении прав и свобод граждан и организаций.

Законом об исполнительном производстве определены задачи исполнительного производства (статья 2), установлены его основные принципы, такие как законность, неприкосновенность частной жизни, уважение чести и достоинства должника-гражданина при применении мер принудительного исполнения исполнительных документов, неприкосновенность минимума средств, необходимых для существования должника-гражданина, соотносимость мер принудительного исполнения и объема требований взыскателя (статья 4).

Закон об исполнительном производстве четко определил органы принудительного исполнения: Федеральная служба судебных приставов и ее территориальные органы. Полномочия судебных приставов-исполнителей определяются настоящим Законом, Федеральным законом от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (статья 5). Достаточно четко изложены положения, касающиеся обязательности требований судебного пристава-исполнителя (статья 6); органов и организаций, исполняющих требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц (статья 7); исполнения требований, содержащихся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, банками и иными кредитными организациями (статья 8).

Закон об исполнительном производстве содержит усовершенствованные нормы, регулирующие вопросы возбуждения исполнительного производства, которое оформляется в виде постановления судебного пристава-исполнителя и содержит не только строго определенные реквизиты, но и положения, регулирующие порядок обжалования постановления (статья 14); начало и окончание сроков в исполнительном производстве (статьи 15 и 16); последствия пропуска сроков в исполнительном производстве (статья 17); восстановление пропущенных сроков в исполнительном производстве (статья 18); приостановление и продление сроков в исполнительном производстве (статьи 19 и 20).

Помимо указанных правил, Закон об исполнительном производстве четко определил сроки предъявления исполнительных документов к исполнению. Так, судебные приказы могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня их выдачи. Исполнительные документы, содержащие требования о взыскании периодических платежей, могут быть предъявлены к исполнению в течение всего срока, на который присуждены платежи, а также в течение трех лет после окончания этого срока (статья 21).

Рассмотрение споров, связанных с применением Закона об исполнительном производстве, позволяет сделать вывод о том, что некоторые положения данного Закона имеют неоднозначное толкование, поэтому действия должностных лиц территориальных органов Федеральной службы судебных приставов при их обжаловании могут подвергаться судебному контролю. В связи с этим актуальность обобщения вызвана необходимостью выработки единообразной практики рассмотрения дел данной категории, связанной с применением Закона об исполнительном производстве.

В целях обеспечения единообразия судебно-арбитражной практики в настоящем обобщении споров, связанных с применением Закона об исполнительном производстве, освещены наиболее актуальные вопросы применения данного Закона, рассмотренные Федеральным арбитражным судом Поволжского округа в период с 2008 года по май 2010 года.

Согласно статистическим данным Федеральным арбитражным судом Поволжского округа рассмотрено:

  • за 2008 год – 157 дел, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, что составляет 1,4 % от общего количества рассмотренных дел;
  • за 2009 год – 127 дел, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, что составляет 1,1 % от общего количества рассмотренных дел;
  • за январь-май 2010 года – 42 дела, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, что составляет 1 % от общего количества рассмотренных дел.

Анализ судебной арбитражной практики показал, что при разрешении споров, связанных с применением Закона об исполнительном производстве наибольшее количество дел связано с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства, взысканию исполнительского сбора и наложению ареста на имущество должника.

I. Судебная практика по делам, связанным с признанием недействительным постановления об окончании исполнительного производства либо постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства

1. В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (реорганизация, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель не имеет полномочий самостоятельно произвести замену должника и возбудить исполнительное производство в отношении правопреемника без наличия акта административного органа о замене лица, привлеченного к административной ответственности.

Жилищная инспекция обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании ее постановления, и обязании принять постановление к исполнению и возбудить исполнительное производство.

Решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Как следует из материалов дела, жилищная инспекция вынесла постановление о привлечении Общества к административной ответственности. Постановление было направлено судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения. Одновременно с постановлением жилищная инспекция направила уведомление о том, что Общество реорганизовано путем присоединения и находится по другому адресу. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства в связи с предъявлением исполнительного документа не по месту совершения исполнительных действий.

Суды исходили из статьи 52 Закона об исполнительном производстве, в соответствии с которой в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства.

Поскольку жилищная инспекция не вынесла и не направила в службу судебных приставов соответствующий акт о замене лица, привлеченного к административной ответственности, его правопреемником, суды пришли к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель был не вправе самостоятельно производить замену должника и возбуждать исполнительное производство в отношении правопреемника реорганизованного юридического лица.

2. Постановление судебного пристава об отмене постановления об окончании исполнительного производства признано незаконным, поскольку такое постановление может быть отменено старшим судебным приставом.

Арбитражным судом были признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию юридического лица сведения, распространенные в информационном бюллетене, выпущенном физическим лицом. Арбитражным судом выдан исполнительный лист, согласно которому опровержение порочащих сведений должно быть опубликовано в районной газете в течение 14 дней после вступления в силу решения. На основании исполнительного листа судебным приставом возбуждено исполнительное производство в отношении физического лица, разместившего порочащие сведения.

Из материалов арбитражного дела следует, что судебный пристав дважды выносил постановления об окончании исполнительного производства и дважды выносил постановления об отмене этих постановлений. При этом последнее постановление было вынесено в связи с замечаниями и.о. начальника – старшего судебного пристава отдела судебных приставов о том, что в материалах исполнительного производства отсутствует информационный бюллетень, в котором содержится материал, подлежащий опровержению.

Считая, что требования исполнительного листа полностью исполнены, физическое лицо обжаловало последнее постановление судебного пристава об отмене постановления об окончании исполнительного производства в суд.

Суд исходил из следующего, в соответствии со статьей 47 Закона об исполнительном производстве исполнительное производство оканчивается судебным приставом в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Об окончании исполнительного производства выносится постановление с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, полностью или частично. В течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению постановление судебного пристава об окончании исполнительного производства может быть отменено старшим судебным приставом по собственной инициативе или по заявлению взыскателя в случае необходимости повторного совершения исполнительных действий и применения, в том числе повторного, мер принудительного исполнения.

Таким образом, пунктом 9 статьи 47 Закона об исполнительном производстве прямо предусмотрено, что постановление судебного пристава об окончании исполнительного производства может быть отменено старшим судебным приставом.

Поскольку пункт 9 статьи 47 Закона об исполнительном производстве является специальной нормой, определяющей порядок отмены постановления судебного пристава об окончании исполнительного производства, в рассматриваемой ситуации подлежит применению именно данная норма Закона.

Следовательно, в Законе об исполнительном производстве определен субъект, обладающий полномочиями по отмене постановления судебного пристава об окончании исполнительного производства, им является старший судебный пристав.

3. Требование о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства удовлетворено правомерно, так как одновременное взыскание задолженности за счет денежных средств должника, находящихся на счетах в банках, и за счет имущества должника не допускается.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства.

Заявление мотивировано тем, что одновременное взыскание задолженности за счет денежных средств должника, находящихся на расчетных счетах в банках, и за счет имущества должника не допускается.

Арбитражный суд признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства. Суды исходили из того, что постановление налогового органа, на основании которого возбуждено исполнительное производство, не является исполнительным документом, поскольку в нарушение пункта 5 части 1 статьи 12 Закона об исполнительном производстве к нему не приложены документы, содержащие отметку банка и иных кредитных учреждений о полном или частичном неисполнении указанных документов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств. При этом суды сослались на невозможность одновременного взыскания задолженности по налогам и сборам на основании платежного поручения, направленного налоговым органом в банк, где находятся расчетные счета налогоплательщика, и в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве.

При рассмотрении спора суд оценил представленное в материалы дела постановление налогового органа и установил, что оно не содержало отметки банка о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счете должника денежных средств, а потому не являлось исполнительным документом, и сделал вывод о том, что при указанных обстоятельствах судебный пристав-исполнитель в соответствии со статьей 31 Закона об исполнительном производстве должен был отказать в возбуждении исполнительного производства.

Суд также установил и материалами дела подтверждено, что на дату возбуждения исполнительного производства инкассовые поручения налоговым органом не отозваны из банка, то есть фактически находятся на стадии исполнения.

Одновременное взыскание задолженности за счет денежных средств должника, находящихся на расчетных счетах в банке либо ином кредитном учреждении, и за счет имущества должника не допускается.

Законодательство об исполнительном производстве не предусматривает приостановления действия инкассовых поручений после возбуждения исполнительного производства, следовательно, действия судебного пристава-исполнителя по возбуждению исполнительного производства могли повлечь за собой взыскание задолженности по налогам и сборам в двойном размере, что привело бы к нарушению прав общества.

II. Судебная практика по делам, связанным с обжалованием взыскания исполнительского сбора

1. Должник, обратившийся в арбитражный суд с заявлением о предоставлении отсрочки исполнения решения суда о взыскании денежных средств, должен доказать наличие возможности реального исполнения указанного решения по истечении испрашиваемого срока отсрочки.

Общество с ограниченной ответственностью – должник обратилось в арбитражный суд с заявлением об отсрочке исполнения решения суда о взыскании денежных средств.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 37 Закона об исполнительном производстве должник вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки исполнения судебного акта в суд, выдавший исполнительный документ.

В соответствии с частью 1 статьи 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению должника вправе отсрочить исполнение судебного акта.

Поскольку при оценке указанных обстоятельств следует исходить из необходимости соблюдения баланса интересов должника и взыскателя, заявление об отсрочке исполнения решения суда может быть удовлетворено при наличии реальной возможности исполнения судебного акта в будущем. В противном случае задержка исполнения повлечет необоснованное ограничение прав и законных интересов взыскателя.

Ввиду того, что обществом не представлены доказательства наличия реальной возможности исполнения решения суда по истечении испрашиваемого срока отсрочки, основания для удовлетворения заявления об отсрочке исполнения отсутствуют.

2. Судебный пристав-исполнитель при вынесении постановления о взыскании исполнительского сбора должен учитывать удовлетворение судом заявления о предоставлении отсрочки исполнения судебного акта.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о списании арестованных денежных средств со счета должника и обязании судебного пристава-исполнителя возвратить обществу указанные денежные средства.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство.

Общество обратилось в суд с заявлением о предоставлении рассрочки исполнения судебного акта, направив копию заявления судебному приставу-исполнителю. Определением арбитражного суда первой инстанции предоставлена рассрочка исполнения судебного акта и установлен график погашения задолженности.

Поскольку в установленный для добровольного исполнения срок исполнительный документ должником исполнен не был, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании исполнительского сбора.

Суды пришли к выводу о том, что судебный пристав-исполнитель при вынесении постановления о взыскании исполнительского сбора должен был принять во внимание уважительные причины, повлекшие за собой неисполнение требования в установленный срок, а также меры, предпринятые должником для его исполнения

Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 30.07.2001 № 13-П исполнительский сбор представляет собой санкцию штрафного характера, которая должна отвечать критерию соразмерности, вытекающему из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и должна применяться с соблюдением принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности.

Суды оценили представленные в материалы дела доказательства, свидетельствующие об отсутствии возможности исполнить исполнительный документ в установленный судебным приставом-исполнителем срок, поскольку факт обращения в арбитражный суд за рассрочкой исполнения, удовлетворение судом заявления и предоставление отсрочки исполнения свидетельствуют об отсутствии у должника финансовой возможности единовременной выплаты долга.

Учитывая, что мотивы обращения должника в арбитражный суд с заявлением о предоставлении рассрочки исполнения судебного акта судебному приставу-исполнителю были известны, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для взыскания исполнительского сбора.

3. В соответствии с частью 7 статьи 112 Закона об исполнительном производстве степень вины должника в неисполнении исполнительного документа, имущественное положение должника и иные существенные обстоятельства являются самостоятельными основаниями для предоставления должнику отсрочки или рассрочки взыскания исполнительского сбора или уменьшения его размера.

Государственное унитарное предприятие-должник обратилось в арбитражный суд с заявлением о снижении исполнительского сбора на одну четверть, мотивируя свое обращение тяжелым финансовым положением.

Возражая против заявленных требований, судебный пристав указал на то, что положения Закона об исполнительном производстве позволяют суду уменьшить исполнительский сбор при наличии одновременно всех оснований, перечисленных в части 7 статьи 112 Закона, а именно, с учетом: а) степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа; б) имущественного положения должника; в) иных существенных обстоятельств.

Однако доводы судебного пристава суд признал неправомерными.

Согласно части 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава о возбуждении исполнительного производства.

В силу части 3 статьи 112 данного Закона исполнительский сбор устанавливается в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества.

Частью 7 статьи 112 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств отсрочить или рассрочить взыскание исполнительского сбора, а также уменьшить его размер, но не более чем на одну четверть от размера, установленного в соответствии с частью 3 настоящей статьи. При отсутствии установленных Гражданским кодексом Российской Федерации оснований ответственности за нарушение обязательства суд вправе освободить должника от взыскания исполнительского сбора.

Исходя из буквального толкования пункта 7 статьи 112 Закона об исполнительном производстве арбитражный суд пришел к выводу о том, что степень вины должника в неисполнении исполнительного документа в установленный срок или имущественное положение должника или иные существенные обстоятельства являются самостоятельными основаниями для предоставления должнику отсрочки или рассрочки взыскания исполнительского сбора или уменьшения его размера (не более чем на одну четверть).

В рассматриваемом случае арбитражный суд признал документально подтвержденным факт тяжелого имущественного положения государственного унитарного предприятия, сложившегося в силу ряда объективных причин и не позволившего ему своевременно исполнить требования исполнительного документа. Поэтому суд удовлетворил заявление организации-должника об уменьшении исполнительского сбора на одну четверть.

4. Судебный пристав-исполнитель вправе взыскать исполнительский сбор и после добровольного исполнения должником судебного акта в случае нарушения его срока без уважительных причин.

Жалоба подана на постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора по исполнительному производству.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении жалобы отказано.

Как усматривается из материалов дела, судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство. В постановлении должнику предложено в пятидневный срок со дня возбуждения исполнительного производства добровольно исполнить решение суда, также указано, что в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор.

Должник исполнил решение суда добровольно, но с нарушением установленного срока без уважительных причин. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании названного сбора. Обжалуя данное постановление, заявитель сослался на то, что оно вынесено после добровольной оплаты долга.

Суд, отклоняя жалобу, исходил из того, что согласно части 12 статьи 12 Закона об исполнительном производстве срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства. Сумма задолженности перечислена с нарушением срока, в связи с чем судебный пристав-исполнитель, руководствуясь частью 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, правомерно взыскал исполнительский сбор с должника. Оснований для отмены обжалованного постановления судебного пристава-исполнителя не имеется.

5. Взыскание исполнительского сбора по исполнительному листу, выданному до вступления в законную силу судебного акта, незаконно.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании с общества исполнительского сбора.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования удовлетворены.

Как следует из материалов дела, арбитражный суд в своем решении удовлетворил исковые требования взыскателя – департамента о взыскании с общества в пользу департамента задолженности по арендной плате.

Общество направило апелляционную жалобу на данное решение. Не смотря на подачу обществом апелляционной жалобы на решение, судом выдан исполнительный лист, который предъявлен к исполнению в отдел судебных приставов.

Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство о взыскании задолженности с должника – общества в пользу взыскателя – департамента.

Общество письмом сообщило судебному приставу-исполнителю о том, что решение арбитражного суда, на основании которого был выдан исполнительный лист, не вступило в законную силу. Постановлениями судебного пристава-исполнителя исполнительные действия неоднократно откладывались в связи с рассмотрением апелляционной жалобы.

Постановлением арбитражного апелляционного суда в удовлетворении жалобы отказано. В дальнейшем заявитель во исполнение данного решения арбитражного суда произвел перечисление денежных средств на расчетный счет департамента.

Судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании исполнительского сбора. Основанием явилось неисполнение обществом без уважительных причин требований исполнительного документа в установленный срок.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что нарушение срока исполнения требований исполнительного документа не имело место, так как постановление апелляционного суда поступило обществу и исполнительный лист был исполнен в четырехдневный срок.

Согласно частям 1 и 3 статьи 319 АПК РФ исполнительный лист на основании судебного акта, принятого арбитражным судом первой или апелляционной инстанции, выдается тем судом, который принял соответствующий судебный акт. Исполнительный лист выдается после вступления судебного акта в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения.

В соответствии с частью 1 статьи 180 АПК РФ решение арбитражного суда первой инстанции, за исключением решений, указанных в частях 2 и 3 настоящей статьи, вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

В силу части 1 статьи 259 АПК РФ апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца после принятия арбитражным судом первой инстанции обжалуемого решения, если иной срок не установлен настоящим Кодексом.

Материалами дела подтверждено, что апелляционная жалоба была подана обществом в установленный законом срок. Следовательно, исполнительный документ, выданный арбитражным судом, неисполнение которого явилось основанием для взыскания исполнительского сбора, является ничтожным.

Ничтожность исполнительного листа исключает и возможность взыскания с общества исполнительского сбора за неисполнение исполнительного документа.

6. В удовлетворении заявления о признании недействительным постановления о взыскании исполнительского сбора отказано правомерно, поскольку у судебного пристава-исполнителя имелись все предусмотренные законодательством об исполнительном производстве основания для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора в рамках исполнительного производства.

Арбитражный суд первой инстанции в удовлетворении заявленного обществом требования отказал. Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию арбитражного суда.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель постановлением возбудил исполнительное производство на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом, установив должнику пятидневный срок с момента его получения для исполнения требования о взыскании в пользу взыскателя задолженности.

Копия указанного постановления получена обществом нарочно и по почте.

Долг погашен обществом путем перечисления указанной суммы платежным поручением на счет отдела службы судебных приставов после истечения установленного пятидневного срока.

Поскольку погашение долга обществом произведено после истечения срока, установленного для добровольного исполнения требований исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с общества исполнительского сбора в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы.

Материалами дела подтверждено, что исполнительный лист соответствовал требованиям статьи 13 Закона об исполнительном производстве, срок предъявления его к исполнению на момент поступления в службу судебных приставов не истек, следовательно, исполнительный документ являлся для судебного пристава-исполнителя обязательным для принятия к исполнению.

Судом первой инстанции установлен и материалами дела подтвержден факт неисполнения обществом в установленный срок требований исполнительного документа.

Общество не представило судебному приставу-исполнителю каких-либо доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению исполнительного документа. Следовательно, у судебного пристава-исполнителя имелись все предусмотренные законодательством об исполнительном производстве основания для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы.

III. Судебная практика по делам, связанным с обжалованием наложения ареста на имущество должника

1. В случае наложения ареста на имущество должника на основании определения арбитражного суда об обеспечении иска судебный пристав-исполнитель не вправе ограничивать право пользования арестованным имуществом, если соответствующее ограничение не установлено определением суда.

Арбитражным судом вынесено определение об обеспечении иска путем наложения ареста на имущество индивидуального предпринимателя.

По исполнительному листу, выданному на основании указанного определения, возбуждено исполнительное производство, в рамках которого судебным приставом-исполнителем совершены следующие действия: вынесено постановление о наложении ареста на имущество должника, составлен акт о наложении ареста (описи имущества), спорное имущество передано на хранение представителю предпринимателя, при этом назначен режим хранения арестованного имущества –без права пользования.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по установлению режима хранения имущества без права пользования им.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменений постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, заявление удовлетворено по следующим основаниям.

По смыслу части 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве арест имущества в обязательном порядке влечет запрет на распоряжение им. Ограничение права пользования имуществом, его изъятие осуществляются только при необходимости.

При этом Закон об исполнительном производстве устанавливает разный круг полномочий судебного пристава-исполнителя в случаях наложения ареста на имущество должника в качестве исполнительного действия (пункт 7 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве) и в качестве меры принудительного исполнения (пункт 5 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве).

Наложение ареста на имущество на основании пункта 7 части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве осуществляется в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях. В этом случае по смыслу части 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель наделен полномочием при необходимости по собственной инициативе ограничить право пользования имуществом должника.

Пунктом 5 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве установлено, что арест на имущество накладывается во исполнение определения суда об обеспечении иска. Такой арест является мерой принудительного исполнения. При его наложении судебный пристав-исполнитель совершает действия, непосредственно указанные в исполнительном документе (часть 1 статьи 68 Закона об исполнительном производстве).

Поскольку исполнительный лист, выданный на основании определения арбитражного суда об обеспечении иска, не содержал указаний на ограничение права пользования имуществом предпринимателя, судебный пристав-исполнитель вышел за пределы своих полномочий, установив такое ограничение.

2. Действия судебного пристава-исполнителя по исключению из описи и освобождению имущества от ареста незаконны, если они не сопровождаются установлением факта наличия имущества в натуре и возвратом имущества от хранителя должнику.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об окончании исполнительного производства и признанию его недействительным, а также действий по вынесению постановления об исключении из описи и освобождении имущества от ареста и признании его недействительным.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель в ходе исполнительного производства произвел арест имущества должника и передал на хранение взыскателю. По окончании исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не обнаружил имущество должника, переданное на хранение по акту описи, но при этом вынес постановление об окончании исполнительного производства, не устранив последствия изъятия имущества и не вернув имущество от хранителя должнику.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявленные требования были удовлетворены.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Законом процессуальные формы и порядок снятия, сложения и отмены ареста с имущества не установлены. Суды, исходя из анализа нормативных правовых актов, регламентирующих исполнительное производство, пришли к выводу о том, что освобождение имущества от ареста предполагает возврат имущества от хранителя должнику, то есть устранение последствий изъятия. Из содержания данных норм следует, что судебный пристав-исполнитель, освобождая от ареста имущество должника, должен убедиться в реальном существовании имущества, его соответствии имуществу, указанному в акте описи и ареста, а в случае его отсутствия принять меры к его розыску.

Действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об исключении из описи и освобождении имущества от ареста без установления реального существования такого имущества и его передачи уполномоченным лицам являются формальными, не влекут за собой реального освобождения имущества от ареста, противоречат закону и не обеспечивают исполнение исполнительных документов.

3. Бездействие судебного пристава-исполнителя, который не арестовал дебиторскую задолженность, является неправомерным, так как у должника не имелось иных источников для погашения долга.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству, возбужденному в отношении должника, и об обязании судебного пристава-исполнителя устранить допущенные нарушения закона.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, требования заявителя удовлетворены.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель получил ходатайство от общества о наложении ареста на дебиторскую задолженность должника, о запрете должнику и дебитору совершать любые действия, приводящие к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также на уступку права требования третьим лицам, об изъятии документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности, и передаче их на хранение судебному приставу-исполнителю либо взыскателю.

Судебный пристав-исполнитель никаких действий по наложению ареста на указанную дебиторскую задолженность не произвел.

Суды применили к рассматриваемым правоотношениям положения части 1 статьи 36, пункта 3 части 3 статьи 68, статьи 83 Закона об исполнительном производстве и сделали вывод о том, что взыскатель правомерно обратился к судебному приставу-исполнителю с ходатайством о наложении ареста на дебиторскую задолженность должника исходя из того, что иных источников для погашения долга у другой стороны не имеется.

Кроме этого, суд кассационной инстанции сослался на пункт 2 постановления Правительства Российской Федерации от 27.05.1998 № 516 «О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций» (действующего на тот период), в соответствии с которым по требованию судебного пристава-исполнителя, осуществляющего исполнительные действия, стороны обязаны предоставить все необходимые документы, удостоверяющие конкретные права требования и подтверждающие размер задолженности по соответствующему обязательству. Таким образом, именно судебный пристав-исполнитель обязан был потребовать предоставить все необходимые документы, подтверждающие наличие дебиторской задолженности.

4. Постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на денежные средства должника и об окончании исполнительного производства признаны незаконными, так как не соответствуют действующему законодательству, действиями судебного пристава-исполнителя нарушены права заявителя.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество должника и об окончании исполнительного производства.

Решением суда заявленные требования удовлетворены. При этом суд исходил из того, что аресту подлежат денежные средства должника, находящиеся не только на счетах в банках и других кредитных организациях, но и на депозитном счете службы судебных приставов-исполнителей, поэтому судебный пристав-исполнитель вправе налагать арест на денежные средства, находящиеся на депозитном счете службы судебных приставов-исполнителей. Действиями судебного пристава-исполнителя нарушены права общества как стороны исполнительного производства, поскольку судебный пристав-исполнитель не направил должнику постановления о наложении ареста на его денежные средства должника и об окончании исполнительного производства, в связи с чем суд признал данные постановления незаконными.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено. В удовлетворении требований общества отказано. По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции, правильно установив соответствие оспариваемых постановлений Закону об исполнительном производстве, сделал ошибочный вывод о нарушении ими прав должника, поскольку законные по существу акты судебного пристава-исполнителя не могут нарушать права участников исполнительного производства. Ненаправление должнику копий постановлений свидетельствует лишь о невыполнении должностным лицом требований статьи 88 Закона об исполнительном производстве, однако оно не было предметом спора по настоящему делу.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил, оставив решение суда первой инстанции в силе.

Материалами дела подтверждено, что суд по заявлению областного потребительского союза об обеспечении иска принял определение о наложении ареста на имущество, принадлежащее обществу, в пределах суммы иска.

Судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства, что соответствует требованиям Закона об исполнительном производстве. В тот же день судебный пристав-исполнитель установил, что на депозитном счете Федеральной службы судебных приставов находятся денежные средства, взысканные с областного потребительского союза в пользу общества, и постановлением наложил арест на эти денежные средства в пределах суммы, подлежащей взысканию.

Постановлением судебного пристава-исполнителя исполнительное производство окончено на основании статьи 47 Закона об исполнительном производстве.

Как следует из материалов дела, судебный пристав-исполнитель постановлением наложил арест на денежные средства, находящиеся на депозитном счете Федеральной службы судебных приставов, полагая, что эти средства принадлежат обществу. Однако эти средства обществу не принадлежали, поскольку последним не получены, на его расчетный счет (в его распоряжение) не поступили, а потому арест денежных средств проведен с нарушением требований исполнительного производства. Незаконное наложение ареста на денежные средства, поступившие на депозитный счет Федеральной службы судебных приставов по другому исполнительному производству от должника – областного потребительского союза в пользу взыскателя – общества, нарушает право последнего на своевременное получение причитающихся ему денежных средств, поэтому вывод судов первой и апелляционной инстанций о законности данного постановления является ошибочным и противоречит положениям Закона об исполнительном производстве и Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах».

5. Действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество признаны незаконными, так как в момент ареста заявитель не являлся собственником спорного автомобиля.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество и составлению актов ареста имущества и о снятии ареста с имущества.

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано. При разрешении спора суд исходил из того, что действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество должника соответствуют требованиям действующего законодательства и не нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено в части отказа о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на автомобиль. В остальной части решение суда оставлено без изменения. При разрешении спора суд пришел к выводу о том, что общество в момент наложения ареста не являлось собственником спорного автомобиля, в связи с чем действия пристава-исполнителя не соответствуют закону.

Не согласившись с постановлением апелляционной инстанции в части признания незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на указанный автомобиль, управление обратилось в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменил в обжалуемой части, а решение суда первой инстанции оставил в силе.

Материалами дела подтверждено, что арбитражный суд принял определение, которым наложил арест на имущество общества в качестве обеспечительных мер.

На основании данного судебного акта суд выдал исполнительный лист, во исполнение которого судебный пристав-исполнитель принял постановление о возбуждении исполнительного производства в отношении общества (должника).

В рамках указанного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель вынес постановление о наложении ареста на имущество общества в указанной сумме и разъяснил, что должник вправе указать имущество, на которое следует обратить взыскание в первую очередь.

Одновременно с этим судебный пристав-исполнитель направил запросы, в том числе в Госавтоинспекцию, о наличии у должника в собственности зарегистрированных транспортных средств, откуда поступила информация о том, что общество является собственником автомобиля.

Материалами дела установлено, что общество (продавец) и ООО «М» (покупатель) заключили договор купли-продажи, по которому в собственность покупателю передан спорный автомобиль.

Фактическая передача имущества оформлена актом приема-передачи. Оплата за отчуждаемое имущество произведена путем зачета встречных однородных требований.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об исполнении сделки купли-продажи движимого имущества и переходе права собственности на спорное транспортное средство от общества к ООО «М». Следовательно, общество утратило право собственности на имущество и действия судебного пристава-исполнителя по аресту автомашины не нарушают его прав и законных интересов, в связи с чем основания для их признания незаконными у суда апелляционной инстанции отсутствовали.

Постановление апелляционного суда в части признания незаконными действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на автомобиль по акту ареста имущества отменено. Решение арбитражного суда оставлено в силе.

Отдел анализа и обобщения
судебной практики,
законодательства и статистики