О системе способов защиты прав на недвижимость: некоторые проблемы судебно-арбитражной практики (Петрушкин В.А.)

Дата: 
01.07.2013

О системе способов защиты прав на недвижимость: некоторые проблемы судебно-арбитражной практики

  В.А.Петрушкин, судья ФАСПО

 
В отечественной доктрине под способами защиты гражданских прав обычно понимаются предусмотренные законом меры (правовые инструменты), направленные на пресечение нарушения субъективных гражданских прав, их укрепление в случае оспаривания, а также на устранение последствий их нару-шения . Общее правило о системе этих мер закреплено в положениях ст. 12 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ, Кодекс), в которых определяются основные способы защиты субъективных гражданских прав . При этом пере-чень способов защиты является, как известно, открытым, однако он ограничи-вается ссылкой на то, что другие способы могут быть установлены лишь зако-ном (федеральным законом – ст. 3 ГК РФ). Таким образом, можно утверждать, что сформулированный в ст. 12 Кодекса перечень способов защиты представ-ляет собой нормативно установленную систему правовых инструментов.
Стоит заметить, что правоприменительная практика нередко использует принцип расширительного толкования указанного в ст. 12 ГК РФ перечня. До-пускается, например, рассмотрение споров о признании договора заключенным, исполненным, а что касается, скажем, оборота земельных участков, то специ-фика данного объекта недвижимости, вообще, привела к обращению с исковы-ми требованиями (заявлениями), которые имели не только различную матери-ально-правовую природу, но и конструкцию исков. Вместе с тем, в абсолютном большинстве случаев при отмеченном расширительном толковании в судебно-арбитражной практике имеет место лишь та или иная модификация формально закрепленных способов защиты. Тем самым следует признать оправданным подход, выработанный в Концепции развития гражданского законодательств РФ, согласно которому ограничение, введенное в ст. 12 ГК РФ с указанием на допустимость использования только тех способов защиты прав, которые уста-новлены законом, в настоящее время является необходимым и оправданным.
Какими же основными правовыми признаками обладают способы защиты прав на недвижимость, их система, в целом? Во-первых, в совокупности они представляют собой специальную часть общей системы способов защиты субъ-ективных гражданских прав, которая применяется именно в сфере оборота не-движимости. Строго формально – это те же способы защиты, но модифициро-ванные под названную сферу оборота недвижимости. При этом нужно отме-тить, что такая сфера оказывает весьма заметное влияние на применяемые здесь способы защиты, как правило, по следующей схеме: специфика объекта граж-данских прав (недвижимости) обусловливает характер субъективных прав на него, названные права влияют, в известной мере, на особенности правонаруше-ний, а все это вместе взятое указывает на характеристики тех правовых инстру-ментов (способов защиты), которые применяются в области оборота недвижи-мости.
Во-вторых, будучи отмеченной выше специальной частью общей систе-мы способов защиты субъективных гражданских прав, анализируемые способы защиты прав на недвижимость являют собой отдельное звено обеспечительного элемента правовой модели системы оборота недвижимости. Такое звено вклю-чено в этот элемент, поддерживающий нормальное состояние оборота, наряду с иными взаимосвязанными с ним элементами - формами защиты и юридически-ми процедурами защиты.
В-третьих, существующая системность оборота недвижимости оказывает значительное влияние на систематизацию способов защиты прав на недвижи-мость. Причем, эта систематизация традиционно выражается в ряде аспектов. Прежде всего, в возможности совместного применения ряда способов защиты (виндикация и взыскание убытков и проч.), в организации системы способов защиты прав на недвижимость по общему принципу организации всех систем - единства и дифференциации.
Наиболее ярко обозначенная систематизация, в том числе и отмеченный принцип единства и дифференциации, отражена в классификациях способов защиты прав на недвижимость, представленных в отечественной цивилистике. Так, современная наука указывает на существование типов способов гражданско-правовой защиты права собственности и иных вещных прав на недвижимое имущество (охранительных, протекционных); групп (пассивных, ординарных, декларативных); видов (самозащиты, реперсекуторных), подвидов (вещных, обязательственных, смешанных, комплексных), а также форм имущественных притязаний (фактурных, петиторных) .
Однако в основу существующих в юридической литературе позиций от-носительно классификации способов гражданско-правовой защиты права соб-ственности на недвижимое имущество положено их деление на вещно-правовые и обязательственно-правовые. По этому же пути идет и судебно-арбитражная практика. Следовательно, в современной доктрине в качестве ба-зового критерия исследуемого деления избран вид спорного правоотношения, в котором состоят субъекты соответствующих взаимосвязей. Вещно-правовой способ защиты используется в случаях, когда обязанное лицо, состоящее с соб-ственником в абсолютном (вещном) правоотношении, проявило противоправ-ность поведения в отношении собственника либо лица, обладающего ограни-ченным вещным правом. В тоже время обязательственно-правовые способы защиты используются применительно к ситуации, когда между сторонами су-ществуют обязательственные правоотношения, в нарушение которых одно ли-цо (неисправный контрагент) не исполняет (исполняет ненадлежащим образом) возложенную обязанность, предметом которой выступает недвижимая вещь. Попытки определения различия между вещно-правовыми и обязательственно-правовыми способами защиты исключительно по предмету требования следует рассматривать как ошибочность этого подхода, что может быть продемонстри-ровано на примере применения последствий недействительности сделки (рес-титуция), которое традиционно относится к обязательственно-правовым спосо-бам защиты права собственности, однако направлено на возврат вещи в натуре.
Конечно, специфику рассматриваемых способов защиты прав на недвижимое имущество выражают, прежде всего, вещно-правовые способы. Это обусловлено, в первую очередь, их известной функцией – непосредственная защита нарушенного (оспариваемого) вещного права. В рамках нормативных положений общей части ГК РФ законодатель закрепил различные виды вещно-правовых способов защиты права собственности и иных вещных прав на недвижимое имущество: виндикационный иск, имеющий цель возвратить утраченное владение; негаторный иск, имеющий целью защиту правомочий пользования и распоряжения индивидуально-определенной вещью. Существующая ныне судебная практика, безусловно, демонстрирует значительное расширение сферы действия негаторных исков. Особенно это касается области оборота земельных участков. К вещно-правовым способам защиты прав на недвижимое имущество нужно относить и иски о признании названных прав.
Одной из проблем современной судебно арбитражной практики, связан-ной со сферой оборота недвижимости, выступает проблематика известной кон-куренции вещно-правовых и обязательственно-правовых требований, заявляе-мых в рамках защиты прав на данные объекты. В этой проблематике довольно ярко выражено существующее в практике и доктрине представление о межэле-ментном взаимодействии в системе способов защиты гражданских прав на не-движимость. По сути дела, такое взаимодействие еще только формируется в более или менее окончательном виде, о чем свидетельствует, в частности, про-блема соотношения виндикации и реституции.
На обозначенное соотношение обратил внимание Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.04.2003 г. № 6-П, указав на разграничение виндика-ции и реституции. Подобная правовая позиция выработана и в судебно-арбитражной практике. Суть ее в том, что виндикационный иск относится к особым вещно-правовым способам защиты и отличается от реституции. Бази-руется она на фундаментальном различии правового режима вещных и обяза-тельственных отношений.
Длительное время судебно-арбитражная практика учитывала правовую позицию Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». В п. 23 указанного Постановления было отражено, что требование собственника, обращенное к лицу, с которым он находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению по нормам обязательственного права. При этом изначально предусматривалось установить прямой запрет признания недействительными по иску собственника всех сделок, совершенных с его имуществом, с целью реализации им виндикационного требования в отношении последнего владельца вещью . Такой подход не был принят, и формулировка абз. 2 п. 25 указанного Постановления, к сожалению, оказалась не вполне четкой.
Данное положение трактуется таким образом, что требование собствен-ника вещи к ее приобретателю о применении последствий недействительности сделки в реальности является виндикационным и потому его необходимо рас-сматривать по правилам о виндикационном иске даже в том случае, когда пра-вовым основанием указаны нормы п.п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ . В.В. Витрянский считает, что никакой конкуренции вещно-правовых и обязательственно-правовых исков в рассматриваемом случае не имеется, поскольку недействи-тельная сделка не порождает обязательственных отношений в силу чего требо-вание о применении последствий ничтожной сделки не является обязательст-венно-правовым, в связи с чем правом на его предъявление наделены не только стороны, но и любые заинтересованные лица, одним из которых, безусловно, является собственник отчужденного имущества. Поэтому последний может об-ратиться с требованием о реституции к обеим сторонам сделки по отчуждению его имущества, имея ввиду в дальнейшем получить его от неправомерно отчу-ждавшего лица по виндикационному иску .
Имеется и мнение о том, что отнесение реституции к особым гражданско-правовым средствам защиты права собственности само по себе также не снима-ет проблему ее конкуренции с виндикацией.
Однако удовлетворение реституционного требования существенно отличается от условий правомерности удовлетворения виндикационного иска, а именно, сторона, требующая применения последствий недействительности сделки не должна доказывать наличие у нее юридического титула на вещь, и может вовсе не иметь его. Данные факты исключают возможность конкуренции и, как следствие, смешение указанных способов защиты, поскольку, по классическим представлениям, под конкуренцией исков понимается принадлежность лицу нескольких притязаний, преследующих защиту одного и того же интереса, причем при удовлетворении одного из них остальные погашаются .
Таким образом, способы защиты нарушенного права несут в себе, прежде всего, обеспечительную функцию и являются составляющим элементом право-вой модели оборота объектов гражданских прав. Их специфика определяется не столько волей управомоченного лица, сколько юридической природой соответ-ствующего субъективного права, а именно, вещно-правовые способы защиты используются для защиты абсолютных прав против любого третьего лица, ко-торое не было связано с управомоченным лицом каким-либо гражданским пра-воотношением. В этом контексте следует обратить особое внимание на сферу оборота недвижимости, поскольку по общим правилам в отсутствии государст-венной регистрации перехода права собственности на указанные вещи между ее продавцом и покупателем все же существуют взаимные обязательственные от-ношения, и исключается наличие вещной природы отношений (п. 2 ст. 551 ГК РФ).
Состояние современного этапа функционирования системы анализируемых способов защиты гражданских прав на недвижимость можно проиллюстрировать и на примере ряда правовых позиций, выраженных в совместном Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике, при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22). В результате принятия данного Постановления признано утратившим силу ранее действовавшее обозначенное выше Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
Следует заметить, что все богатство судебной практики, связанной с применением способов защиты прав на недвижимое имущество, конечно, не исчерпывается содержанием Постановления № 10/22. В этой области имеются и иные акты обобщения судебной практики, а также весьма разнообразная практика по конкретным делам. Например, несколько ранее Постановления № 10/22 Президиум ВАС РФ сформулировал позицию относительно применения виндикационных требований и в Информационном письме от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» .
В Постановлении № 10/22 сделан также и концептуальный вывод, указы-вающий на взаимосвязь рассматриваемой системы способов защиты прав на недвижимость с областью действия процессуального законодательства (граж-данского и арбитражного процесса). Так, установлено, что не может являться основанием для оставления иска без движения избрание стороной такого спо-соба защиты права собственности или другого вещного права, который не мо-жет обеспечить его восстановление. Подобная правовая позиция, как показыва-ет практика, довольно тесно увязано с правилами подготовки дела к судебному разбирательству, с предписанием о том, что на стадии подготовки дела суд должен определить из какого правоотношения возник спор и какие нормы под-лежат применению. Данное толкование норм процессуального права было впервые продекларировано в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» , а впоследствии продублировано и в п. 3 Постановления № 10/22.
Приведенные рассуждения позволяют сделать вывод о том, что механизм применения того или иного способа защиты прав на недвижимость носит, в известной мере, межотраслевой характер. В него включаются не только материально-правовые, но и процессуально-правовые элементы. Здесь ярко выражены межотраслевые связи гражданского права и ряда отраслей процессуального права .
Проведенное исследование системы способов защиты прав на недвижи-мость в контексте отдельных проблем судебно-арбитражной практики позволят обратить внимание на необходимость отдельных законодательных изменений. В настоящее время требуется совершенствование самих норм, определяющих некоторые способы защиты субъективных прав в области оборота недвижимо-сти. Должна быть обновлена и сама система способов защиты применительно к объектам недвижимости, в особенности земельным участкам. При этом подоб-ное обновление необходимо произвести, в том числе, и за счет введения в нее новых специальных гибких правовых конструкций (новых способов защиты). Данная необходимость обусловлена, в частности, и тем, что в 2001 г. был при-нят Земельный кодекс РФ, который отчасти противоречит положениям ГК РФ.
Следует признать, что в отношении целого ряда природных ресурсов не-возможно сосредоточить нормы в ГК РФ, посвященные их обороту, следова-тельно, необходимо сохранить относительные черты вещных прав на указанные объекты. В результате чего существующая идея изменений в ГК РФ направлена на разделение защиты вещных и обязательственных прав, учитывая различное моделирование правовых ситуаций, при этом должны быть приняты во внима-ние уже сформированные позиции судебных органов. Вследствие этого наряду с классическими исками римского права (виндикационный и негаторный) необ-ходимо сформулировать детальные модели в отношении исков о признании права или об освобождении имущества от ареста.
Введение в российский гражданский оборот аналогов римского эмфитевзиса (право постоянного владения и пользования), которое в дореволюционной России признавалось цензом или чиншевым правом, а также создание института права застройки (аналог римского суперфиция), права личного пользования (узуфрукт), право вещных выдач, ипотеки и права приобретения чужой вещи, которые должны быть определены в системе вещных прав как следствие должны повлечь изменения в способах их защиты, поскольку классические правовые формы пока еще не обеспечивают должного уровня защиты всего процесса гражданского оборота недвижимых вещей.
Таким образом, можно сделать общий вывод о необходимости модифи-кации системы способов защиты прав на недвижимое имущество в направле-нии дифференциации ее элементов, т.е. нормативного закрепления новых спо-собов защиты, а также некоторой детализации (развития) уже существующих. Этот вывод обосновывается на данном этапе еще и тем, что имеется потреб-ность в закреплении специальных способов защиты применительно к случаям, когда в отношении лица вводится процедура несостоятельности и возникает ряд проблем с последствиями восстановления вещных прав при реституции по договорам, которые явились основанием для возникновения соответствующих прав.
Список литературы

Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть /отв. ред. Е.А. Суханов. М.: «Волтерс Клувер», 2008; Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1. / отв. ред. А.П. Сергеев. М.: «РГ Пресс», 2010. По нашему мнению, следует согласиться с предложным Е.В. Вавилиным дополнением этой статьи п. 3, точно определяющим момент восстановления нарушенных прав. См.: Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав. - Саратов: изд-во ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия», 2012. – 364 с. - С. 183.

Петрушкин В.А. Правовой оборот недвижимости: проблемы теории и судебно-арбитражной практики. Казань: ООО «Полигран-Т», 2011. С. 72.

Лоренц Д.В. Система гражданско-правовых притязаний и проблема их конкуренции // Гра-жданское право,2008. № 4. С. 7-10.

Витрянский В.В. Актуальные проблемы судебной защиты права собственности на недви-жимость. Гражданское право современной России. М., 2008. С. 22.

Витрянский В.В. Указ. соч. С. 25.

Витрянский В.В. Указ. соч. С. 25 – 26.

Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т.1. 6-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой.- М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. С. 550.

Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М.: 1996. С. 87.

Информационное письмо от 13.11.2008 г. № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» // Вест-ник ВАС РФ. 2009. № 1.

Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» // Вестник ВАС РФ. 2007. № 4.

Челышев М.Ю. Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое ис-следование: Автореф. дис. докт. юрид наук. Казань, 2009. С.50.