Пресс-релиз по делу № А65-12554/2017

Дата: 
26.12.2017

Исполнительный комитет Высокогорского муниципального района Республики Татарстан обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с исковым заявлением к Крестьянско-фермерскому хозяйству «Урманче» об изъятии земельного участка сельскохозяйственного назначения площадью 100 га с кадастровым номером 16:16:250401:13, прекращении права пожизненно наследуемого владения и продаже с публичных торгов.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 11.09.2017, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2017, в удовлетворении иска отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды пришли к выводу о том, что в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцом не представлено надлежащих доказательств наличия оснований для изъятия спорных земельных участков предусмотренных пунктом 3 статьи 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства неоднократного последовательного привлечения ответчика к административной ответственности.

В соответствии с пунктом 3 статьи 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, за исключением земельного участка, являющегося предметом ипотеки, земельного участка, в отношении собственника которого судом возбуждено дело о банкротстве, принудительно может быть изъят у его собственника в судебном порядке в случае, если в течение трех и более лет подряд с момента выявления в рамках государственного земельного надзора факта неиспользования земельного участка по целевому назначению или использования с нарушением законодательства Российской Федерации, такой земельный участок не используется для ведения сельского хозяйства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности. Признаки неиспользования земельных участков по целевому назначению или использования с нарушением законодательства Российской Федерации с учетом особенностей ведения сельского хозяйства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в субъектах Российской Федерации устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Между тем, как следует из материалов дела после привлечения ответчика к административной ответственности государственные органы осуществляли мониторинг спорного земельного участка, о чем составлялись акты обследования спорного земельного участка за период с 2012 по 2017 года, которыми установлено, что земельный участок для сельскохозяйственной деятельности не используется и ответчику выдавались предписания об устранении нарушений земельного законодательства, в свою очередь КФХ «Урманче» указанные доказательства не опровергло.

Однако судебные инстанции в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, перераспределив бремя доказывания, при отсутствии каких-либо документальных подтверждений, представленных со стороны КФХ «Урманче», в целях опровержения доказанного факта неиспользования спорного земельного участка ошибочно отказали в иске.

Доказательств устранения выявленных нарушений в использований спорного земельного участка в полном объеме в указанный период ответчиком в материалах дела не представлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о преждевременности выводов судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности ненадлежащего использования спорного земельного участка.

Сервис временно не доступен