О некоторых проблемах применения Федерального закона от 26.10.2002 г. №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

С 3 декабря 2002 года, со дня вступления Федерального закона от 26.10.2002 г. №127 "О несостоятельности (банкротстве)" утратил силу Федеральный закон от 08.01.1998 г. №6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", который был опубликован в Собрании законодательства РФ от 12 января 1998 г., N 2, ст. 222 и арбитражные суды в третий раз за последние десять лет приступили к применению нового свода правил, регулирующего банкротство субъектов гражданского оборота.

Скорей всего столь стремительное обновление законодательство о банкротстве объясняется тем, что в РФ достаточно быстро осуществляется рост экономических преобразований, в условиях которых коммерческая организация может оказаться жертвой предпринимательской конкуренции в рыночной экономике страны

Новый Закон о банкротстве явился определённым шагом законодательной власти в решении возникающих вопросов, на которые не было ответа в прежнем Федеральном Законе от 08.01.98 г. №6-ФЗ. Кроме того, ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 2002 года отличается от предыдущих значительным законодательным объёмом - 233 статьи, в которых появились новые институты, неизвестные ранее.

Хотелось бы отметить, что в своё время в период действия Закона о банкротстве 1998 года доктор юридических наук, заместитель Председателя Высшего Арбитражного суда Российской Федерации В.В.Витрянский в своей научной статье: "Как реформировать законодательство о банкротстве " в разделе "Концепция реформирования" уже указывал на необходимость скорейшего реформирования действующих в тот период норм, регулирующих несостоятельность юридических лиц. Основные выводы В.В.Витрянского нашли своё отражение в новом Законе о банкротстве, в том числе, о допустимости участии в собрании кредиторов налоговых и иных уполномоченных органов.

При формировании Закона о несостоятельности (банкротстве) 2002 года были учтены выводы Конституционного суда РФ по проверке отдельных положений Закона о несостоятельности 1998 года, а именно полностью гарантированы законные интересы должника на момент возбуждения производства по делу, где последний вправе заявить возражение обоснованности требований лица инициирующего банкротство.

В отличие от ранее существовавших двух Информационных писем Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 14.06.01 г. №64 и от 06.08.1999 г. №43, в которых были выработаны некоторые рекомендации по применению ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г., Высший Арбитражный суд РФ, выполняя требования ст. 13 Федерального Конституционного Закона от 28.04.1995 г. №1-ФКЗ "Об арбитражных судах в РФ" (в редакции от 04.07.03) уже принял постановление Пленума от 08.04.03 №4, которое служит для разъяснения и способствует уяснению смысла законодательных норм о несостоятельности и призвано обеспечивать единство правоприменительной судебно-арбитражной практики всех арбитражных судов РФ.

Необходимо отметить, что определением Верховного суда Российской Федерации от 24.04.00 № ГКПИ 00-368 прямо установлено о недопустимости обжалования постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Арбитражные суды, чётко следуя выработанным рекомендациям с учётом правил

ст. 170 АПК РФ в мотивировочной части решения вправе ссылаться только на постановление Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, и, как правило, информационные письма высшей инстанции остаются невостребованными, что соответственно может негативно повлиять на цель Высшего Арбитражного суда РФ - добиться единства в применении законодательства Российской Федерации.

К сожалению, введение нового законодательного акта в РФ автоматически порождает новые проблемы его применения, по вопросам его соотношения с равным по его юридической силе другому нормативному акту, а ряде случаев возникает противоречие существующих норм. Во всех случаях арбитражные суды призваны выполнять функции правового балласта, поскольку толкования закона судебными органами и есть критерии правильности его применения.

В развитие данных выводов мне хотелось бы констатировать, что в Российской Федерации идёт скрытая форма прецедентного права, где участники судебного процесса, используя принцип состязательности в основу своей правоты представляет судам судебные решения по аналогичным спорам в целях предрешить иные выводы арбитражного суда по применению права.

Вместе с тем, не является исключением и исследуемый в данной статье ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 2002 года, который решил часть проблем существовавших в прежнем Законе о несостоятельности и в тоже время породил ряд новых правовых дилемм с введением новых институтов (новелл).

В целях правильного применения прежнего и нового Законов о несостоятельности (банкротстве) необходимо более детально изучить главу XII "Законодательные и переходные положения ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 26,10,02 г, №127-ФЗ, и п.п.2 ст.1, где положения Закона о банкротстве распространяется на все юридические лица, за исключением казённых предприятий, политических партий и религиозных организаций, что уже привело к коллизии норм, содержащихся в названном Законе и п. 1 ст. 65 ГК РФ, но поскольку Закон о банкротстве остаётся быть центральным нормативным актом не утрачивается актуальность о расширении круга юридических лиц, которые могут быть подвергнуты банкротству: ассоциации и союзы юридических лиц, общественные

организации, торгово-промышленные организации и других лиц, не занимающиеся предпринимательской деятельностью.

Особое значение в переходный период необходимо давать вопросу о введении в период действия нового Закона процедуры несостоятельности по делам, возбуждённым в период действия Закона о банкротстве 1998 г. Эта проблема разрешена Пленумом ВАС РФ в постановлении от 08.04.03 №4

Согласно ст.3 Гражданского кодекса РФ установлено, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах должны соответствовать настоящему Кодексу.

Так из анализа ст.65 ГК РФ установлено, что требования кредиторов при несостоятельности удовлетворяются в порядке, предусмотренном п. 1 ст.64 ГК РФ, которая устанавливает пять очередей кредиторов. Введение нового Федерального закона о несостоятельности (ст. 134) предусматривает лишь три очереди конкурсных кредиторов, при этом полностью уравняв кредиторов по гражданско-правовым обязательствам с кредиторами по публичным правоотношениям (налоги, сборы, федеральные кредиты).

Учитывая принцип центральности Закона о несостоятельности необходимо учесть следующее, что при ликвидации юридических лиц следует руководствоваться положением ст.64 ГК РФ и соответственно для расчётов применять пять очередей, а в случае банкротства предприятия положения конкурсных кредиторов определять с учётом специального закона с применением трёх очередей.

Внесены определённые изменения и в состав лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст.34 и ст. 35 ФЗ "О несостоятельности"). Одним из новых, участвующих в деле является предполагаемое лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления. В состав лиц, участвующих в процессе добавлены: представитель учредителей (участников) должника, представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов.

В целях устранения ранее участвующих в деле о несостоятельности налоговых, таможенных и иных государственных органов, Закон о несостоятельности чётко установил, что защиту интересов Российской Федерации в делах о несостоятельности (банкротстве) осуществляют уполномоченные органы. Так, в соответствии с пунктом 1 постановления Правительства РФ от 30.11.02 №855 "Об уполномоченном и регулирующем органе в делах о банкротстве и процедурах банкротства" функции уполномоченного органа были возложены на Федеральную службу финансового оздоровления РФ (далее - ФСФО РФ), последующим постановлением от 14.02.03 г. №100 Правительства РФ подтвердило наличие полномочий у ФСФО РФ уполномоченного органа.

Большой интерес вызван вновь введёнными понятиями такими как саморегулируемая организация и регулирующий орган.

Саморегулируемая организация (далее СРО) - некоммерческая организация, объединяющая на началах членства не менее ста арбитражных управляющих, которая приобретает статус и соответственно полномочия по регулированию управляющими с даты включения организации в единый государственный реестр саморегулируемых организаций, который ведётся регулирующим органом. Права СРО исчерпывающим образом изложены в абзаце 2 п.3 ст.42 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", следовательно, данные органы не вправе обжаловать судебные акты, принимаемые судом в деле о банкротстве

В целях формирования названных саморегулируемых организаций на территории Российской Федерации положения п.5 ст.231 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" допускали до 03.12.03 г. возможность не указывать в заявлениях о признании банкротом выбранную СРО, при этом функции последнего по назначению временного управляющего до указанной даты, исполнял регулирующий орган.

Под регулирующим органом понимается федеральный орган исполнительной власти, который в соответствии с постановлением Правительства РФ уполномочен вести реестр саморегулируемых организаций и осуществлять контроль за их деятельностью в соответствии с Положением "О порядке ведения единого государственного реестра", утверждённого Приказом Минюста РФ от 09.04.03. №84.

Постановлением Правительства РФ от 30.1.02 №855 до 03.12.03 функции регулирующего органа также исполняла ФСФО РФ, после указанной даты они возложены на Министерство юстиции РФ.

Таким образом, схема этих органов определяется следующим образом - регулируемая организация (далее - РО) ведёт реестр саморегулирующих организаций и осуществляется представительство в арбитражных судах при назначении кандидатур управляющих с реализаций прав по составлению протоколов об административных правонарушениях.Саморегулируемая организация, отвечаемая требованиям ст.21 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", подотчётна РО, наделена правом проверок арбитражных управляющих в их деятельности и арбитражный управляющий, являющийся членом СРО, кандидатура которого должна отвечать требованиям Закона.

Арбитражные суды по Закону о банкротстве практически отстранены от выбора той или иной кандидатуры управляющего, однако, если судом будет установлено, что оставшаяся после отводов кандидатура арбитражного управляющего имеет задолжность по убыткам, возникшим при осуществлении им полномочий управляющего либо указанное лицо имеет заинтересованность по отношению к должнику (органам управления) или является уголовно осуждённым, суд обязан отказать в назначении данной кандидатуры даже при её соответствии требованиям, предъявленным ст. 23 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Более логичен состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей предусмотренный ст.4 нового Закона о несостоятельности. В тоже время положения названной нормы не распространяются на требования кредиторов по выходным пособиям и об оплате труда лиц, работающих по трудовому контракту, на реституционные требования (ст. 167 ГК РФ), в последнем виде требований арбитражная практика осталась неизменной.

Положительно хотелось бы отметить, что право по обращению конкурсного кредитора с заявлением связано с наличием вступившего в законную силу решения о взыскании денежных средств доказательствам направления исполнительного документа органам принудительного исполнения (п.3 ст.40 ФЗ "О несостоятельности").

Таким образом, Закон в целях устранения со стороны кредиторов действий по злоупотреблению правом, понятие о котором определено в ст. 10 ГК РФ, исключил возможность обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом без соответствующих доказательств. Буквально исследуя диспозицию ст.40 "О несостоятельности (банкротстве)" становится непонятным, какая необходимость добросовестному конкурсному кредитору, имеющему решения суда о взыскании долга, постановление судебного пристава-исполнителя, о возбуждении исполнительного производства дополнительно прилагать товарно-транспортные накладные, счета и другие документальные доказательства, подтверждающие наличие долга, тогда как все обстоятельства были предметом судебного разбирательства и их повторная оценка не допускается. Из чего можно сделать логично вывод, что возврат заявления конкурсного кредитора по основанию нарушения абзацев 2-4 ст.10 Закона о несостоятельности не во всех случаях будет является законным.

В неравное правовое положение по отношению к другим кредиторам лицам поставлены уполномоченные органы, которые на первый взгляд не должны к своему заявлению прилагать решения судов о взыскании налоговых недоимок, что подтверждается анализом п.3 ст.6 и п.2 ст.41 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Взаимодействия органов ФСФО РФ с налоговыми, таможенными органами для предъявления заявления о признании должника банкротом регулируется в настоящее время постановлением Правительства РФ от 15.04.03 №213 "О порядке предъявления требований по обязательствам РФ в делах о банкротстве и процедурах банкротства".

Данным постановлением налоговые и таможенные органы в случае неисполнения должником требований по уплате отдельных платежей в размере, установленном в качестве основания для подачи заявления о признании должника банкротом обязаны представить уполномоченному органу доказательства обращения к органам принудительного исполнения в целях возможности принудительного исполнения должником обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей без обращения в суд с заявлением о его несостоятельности.

Исходя их этого, соответствующие органы ФСФО РФ при обращении с заявлением о несостоятельности налогоплательщика также обязаны представить в арбитражный суд доказательства о направлении исполнительного документа в форме решения налоговых органов о взыскании задолжности за счёт имущества должника судебному приставу-исполнителю, отсутствие таких доказательств может служить основанием для возвращения заявления уполномоченного органа (мнение автора).

Процедура наблюдения в новом Законе о несостоятельности не несёт в себе серьёзных изменении по отношению к ранее действующему Закону о банкротстве. При этом следует иметь в виду, что согласно ст. 16 Закона требование о выплате выходных пособий включается не на основании определения арбитражного суда, а непосредственно арбитражным управляющим, тогда как все остальные требования конкурсных кредиторов могут быть включены в реестр требований кредиторов только на основании судебного акта арбитражного суда.

Установление размера требований кредитора для участия в первом собрании кредиторов производиться с учётом положений ст. 71 Закона о несостоятельности. Необходимо учитывать, что тридцатидневный срок для предъявления таких требований не подлежит восстановлению, тогда как пятнадцатидневный срок для возражения относительно требований кредиторов, установленный для должника является процессуальным и может быть восстановлен.

Поскольку требования кредиторов о включении в реестр подлежат рассмотрению с учётом норм материального и процессуального права, что тождественно исковому производству, требования кредиторов, направленные с нарушением формы и содержания могут быть оставлены без движения применительно к ст. 128 АПК РФ.

При рассмотрении судом требований кредиторов о включении в реестр требований кредиторов в обязательном порядке должны уведомляться:

  • кредитор
  • должник
  • арбитражный управляющий
  • представитель учредителей должника
  • представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия.

Рассмотрение законности требований кредитора является способом защиты гражданских прав последнего в связи с чем должник вправе в деле о банкротстве при рассмотрении таких требований заявлять о истечении срока исковой давности, а также ссылаться на иные обстоятельства, исключающие возможности включении требований в соответствующий реестр. В случае отстранения руководителя должника в силу определения суда либо прямого указания Закона о несостоятельности возражения от имени должника вправе выдвигать соответственно арбитражный управляющий, представитель учредителей либо представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, тем самым и оправдывается необходимость извещения последних для участия в процессе о включении требований кредитора в реестр конкурсных кредиторов должника.(Окончание следует).

кандидат юридических наук
судья ФАС ПО В.А.Петрушкин

Статья опубликована в журнале "Правосудие в Поволжье" №2, 2004г.